ზაზა სვანაძის ინტერვიუ ევგენი კასპერსკისთან - რუსული ვერსია

07 Jul 2017 20:32

Евгений Касперский:  «Очень надеюсь в ближайшие пару лет приехать в Грузию»                                                                                                                                  

                       

Компьютерный сектор подарил миру немало харизматических деятелей, которые оставили свой неизгладимый след в эпоху современных технологий. Учёный, программы которого защитили не один компьютер, а следовательно и не одного человека от распространяемых в виртуальном пространстве вирусов; Успешная персона, вокруг которой по сей день существуют диаметрально противоположные оценки... Предлагаем интервью с самим Евгением Касперским – с человеком, который сумел успешно проложить себе дорогу через лабиринты большого бизнеса и, отчасти, большой политики; с человеком, который сумел сказать своё слово. С помощью этого интервью сможем вместе понять, где проходит грань между мифами и реальностью в отношении известного учёного.



- В первую очередь, попрошу Вас поговорить о Ваших прошлых годах. Вы родились и выросли в Советской России, с детства интересовались математикой, в молодые годы работали в научном институте, который функционировал на базе Министерства Обороны. О чём Вы вспоминаете из тех времён? Тут же спрошу Вас: если бы не развалился Советский Союз, где бы Вы находились?


- Честно сказать, не знаю. Будущее всегда трудно предсказать, в том числе альтернативное. Думаю, что-то бы делал в компьютерной безопасности, потому что увлекся темой еще в конце 1980-х. Как это могло бы осуществиться на практике в советское время сейчас мне представить непросто. Что вспоминаю? У меня такой сейчас настолько активная жизнь, что редко вспоминаю о далеком прошлом. Наверное, вспоминаю детство, физмат-интернат, как английский учил по Битлз и «ПинкФлойд». Был недавно в Новороссийске (проездом после рабочих встреч), зашел во двор дома, где жил в детстве.

  • - Ваши конкуренты и часть представителей СМИ (особенно – западных) периодически вспоминают о Ваших связях с официальными структурами. Насколько известно, Вы получили образование в Институте криптографии, а затем работали на военную разведку России. Исходя из всего сказанного выше, свой вопрос сформулирую так: помимо Ваших способностей, повлияли ли Ваши связи с военными кругами на успех «Лаборатории Касперского»?

- У меня нет и никогда не было связей с военными кругами -  ни с российскими, ни с какими-либо другими. Да, я изучал криптографию на одном из лучших в Советском Союзе математических факультетов, и это было в Высшей школе КГБ.Криптограф из меня, кстати, не получился, но мозги получилось прокачать очень хорошо. А качественное образование, я уверен, залог успеха в любом деле. Мы смогли стать крупной и успешной международной компанией, в том числе, потому что нами двигало (и продолжает двигать) желание создать лучший в мире защитный продукт. И как ни странно, у нас это получилось.

  • - В начале Вашей карьеры было ли у Вас ощущение, некая самоуверенность в связи с тем, что деятельность Евгения Касперского выйдет на мировой уровень и, с этой точки зрения, как Вы оцениваете внесённый Вами вклад в кибер-безопасность?

Свой вклад в мировую кибербезопасность я оценивать не берусь. Из скромности.

- Какие отдельные лица или группы создают компьютерные вирусы? Уверен, Вы детально изучали эту тему. Также скажите, пожалуйста, как Вы ответите на обвинения, что якобы вирусы определённого типа создаются в самой «Лаборатории Касперского»?

- Я удивлен, что снова слышу вопросы, пишем ли мы сами вирусы. Я думал они в прошлом, это такие давно вымершие слухи-динозавры. Меня когда-то журналисты это спрашивали так часто, что я сделал табличку с одним словом «No»и показывал ее в ответ на этот вопрос. Но последнее время что-то снова стали его задавать.

Ни одна уважающая себя антивирусная компания не занимается написанием вирусов. Я слышал одну такую историю в 90-е, и это была какая-то крошечная компания, руководство которой после этого оказалось в тюрьме. Это всё равно, что спрашивать у пожарных, не поджигают ли они дома.Вал вредоносного ПО только нарастает, и в мире не хватает специалистов по информационной безопасности.

Вирусописатели, кстати, эволюционируют. Если лет 20 назад основную их массу составляли любители и мелкие хулиганы, которые нередко создавали какие-нибудь зловреды из простого любопытства или шалости, то сейчас это сильное, своего рода профессиональное, сообщество.В 1994 году мы детектировали 1 вирус каждый час, а сейчас в день появляется больше 300 000 новых вредоносных образцов. В их разработку вкладываются большие деньги, поэтому любителям это уже не по карману.  Некоторые образцы, кстати, потом перепродаются другим группам злоумышленникам на чёрном рынке. Есть даже службы поддержки – то есть купив какой-то инструмент для хакерской атаки, злоумышленник может обратиться за помощью и консультацией к тем, кто его продал. В общем, это целая индустрия. И для борьбы с этим злом приходится прикладывать немало сил.

- Как обойтись без темы российских хакеров... В мире очень популярная тема. Можете нам сказать, что за феномен представляет собой «русский (российский) хакер»? Почему продолжают говорить о них до сих пор, когда президентом США уже избран Дональд Трамп?

- Тут есть несколько аспектов. Во-первых, в плане внимания западных СМИ русские хакеры в качестве главных компьютерных злодеев чередуются с хакерами китайскими. Сейчас, очевидно, время русских хакеров, но несколько лет назад гораздо больше писали о китайцах.

Во-вторых, мы практически никогда не можем уверенно атрибутировать ту или инуюкибератаку. Все улики, которые у нас есть – это следы использования того или иного языка, время, когда компилировались семплы, адреса серверов и так далее. Такого рода улики могут и фальсифицироваться, что-то специально добавляться, чтобы пустить расследование по ложному следу. Но тем нем менее, по нашей оценке, самые заметные языки в области кибершпионажа – это английский, русский и китайский. При этом если говорить про чисто криминальные истории, если речь о грабеже банков, то самые сложные платформы, как правило, все имеют следы русского языка. В мире довольно много русскоязычных программистов высокого уровня, и, к сожалению, какая-то (небольшая) часть из них занята очень нехорошими делами. И они могут быть где угодно, в России, Прибалтике, США, Израиле, Украине.

- Предполагаю, что Вас не очень привлекает разговор о политике. Но в рамках этого интервью невозможно обойти вниманием позицию целого ряда американских госструктур и их руководителей в отношении Вашей компании. Недавно в Комитете разведки Сената США обсуждали возможную опасность для внутренних компьютерных сетей США, якобы исходящую  со стороны «Лаборатории Касперского» и выразили подозрение касательно связей работников компании с военными и разведывательными ведомствами России. Какой комментарии сделаете в этой связи? 

- Я считаю абсолютно неприемлемой ситуацию, когда против компании выдвигаются подобные голословные и ложные обвинения. Мы работаем в индустрии информационной безопасности уже 20 лет, и всё это время придерживаемся самых высоких стандартов ведения бизнеса. Мы дорожим своей репутацией, ценим доверие наших пользователей и никогда не станем этим рисковать. Мы частная компания и не имеем никаких политических связей ни с одним из государств мира. Мы никогда не содействовали и не будем содействовать правительству какой бы то ни было страны в осуществлении кибершпионажа. Так что все эти обвинения в ангажированности не имеют под собой никаких оснований. Слухи о наших (и моих лично) связях с какими-то ведомствами муссируют уже несколько лет, но никто не предъявил ни единого реального факта, только какие-то слухи и ссылки на анонимные источники. Знаете почему? Потому что таких фактов не существует.

- Как Вы думаете, с какой целью пытаются определённые силы, связать Ваше имя с сегодняшними властями России? Это некий «бой без правил»? попытка со стороны конкурентов, запустить чёрный пиар? или в их глазах Вы реально являетесь политической опасностью?

- Повторю ещё раз: мы частная компания, и политика нас не интересует. У меня есть предположения, что эти разговоры – продукт нынешних сложностей в американо-российских отношениях. Но и что конкуренты пытаются воспользоваться ситуацией я тоже не исключаю. У нас неплохо дела идут в том числе в США, кому-то это может не нравиться.

- Ещё в начале 90-ых годов Вы занялись деятельностью, которая обогнала время, то есть, фактически Вы предугадали потребности будущего. Можете ли Вы нам сказать, с какими кибер-вызовами может столкнуться мир? Насколько можно ожидать, что кибер-преступления пойдут на убыль или наоборот? Каковыми будут новые преступления в необъятном пространстве всемирной сети?

- Киберугрозы совершенно точно не пойдут на убыль, по крайней мере в обозримом будущем. Мы внимательно следим за развитием цифровых угроз и стараемся прогнозировать развитие ситуации. В частности, наши специалистыотмечают, что в зоне риска будут находиться финансовые организации, у которых злоумышленники научились красть деньги напрямую. Ну и, конечно, много проблем в области безопасности связано с распространением «Интернета вещей». «Умных» устройств с каждым годом становится всё больше и больше, и они, к сожалению, уязвимы для кибератак.

Лично меня больше всего волнует безопасность критических инфраструктур. Сценарий, который мы когда-то видели в «Крепком орешке-4»,вполне может стать реальностью. Системы автоматизации производства, управления транспортным комплексом, энергетической отраслью, промышленностью – основы всего этого закладывались десятки лет назад, и, естественно, о защите от киберугроз тогда никто не думал. И сейчас всё это даёт о себе знать – достаточно вспомнить недавние кибератаки на энергокомплекс Украины. Поэтому мы сейчас ударно работаем над созданием принципиально новых решений и подходов для защиты всей этой важной и, как выяснилось, хрупкой инфраструктуры, от которой так сильно зависит вся наша жизнь.

- Правда, у нас с Вами интервью, а не рекламный материал, однако раз Вы нас уважили и отвечаете на наши вопросы, хотелось бы дать Вам возможность рассказать посредством грузинских СМИпочему потребители современных технологий должны отдавать предпочтение «Лаборатории Касперского»?

- Я считаю, что пользователи должны выбирать те технологии и решения, которые им кажутся наиболее эффективными. Но это, разумеется, должно быть не умозрительное решение, а чёткий вывод, основанный на сравнении результатов различных тестов, экспертных оценок. Посмотрите сравнительные тесты, почитайте исследования, поспрашивайте людей, в том числе специалистов, и выбирайте самое лучшее, что есть на рынке.

- Есть ли у Вас какие-либо рекомендации, профессиональные советы или «золотые правила», с которыми можно было бы поделиться со специалистами IT-сферы, чтобы они достигли успеха? 

Я убеждён, что в бизнесе надо думать глобально. Особенно, если этот бизнес связан с IT. Это очень динамичная и гибкая отрасль, которая не имеет жёсткой географической привязки к какому бы то ни было месту или стране. Многие компании боятся рисковать, думают, что для завоевания мирового рынка нужны какие-то сверхспособности и космические бюджеты.  Да, требуется много, иногда очень много работать. Да, не помешает удача. Но нет ничего невозможного.

- можете ли говорить о будущих планах, связанных с нашей страной? Грузия, как Вам известно, малая по численности населения страна (примерно до 4-х миллионов жителей). С коммерческой точки зрения насколько интересным и привлекательным может стать рынок Грузии для Вашей компании? Недавно в центре Тбилиси был установлен рекламный баннер «Лаборатории Касперского», поэтому интерес выглядит логичным.

- Грузия – замечательная страна, в которой надо работать и расширяться. В Грузии растёт экономика, и, мы, конечно же, заинтересованы развивать свой бизнес здесь, защищать как частных, так и корпоративных пользователей. Мы уже предлагаем в Грузии полный набор всех наших продуктов и услуг корпоративным клиентам – от тренингов до систем детектирования целевых атак. У нас очень хороший опыт работы и с малым, и со средним, и с крупным бизнесом. Так что будем наращивать обороты. Очень надеюсь в ближайшие пару лет приехать в Грузию.

- Завершая это интервью, хотелось бы от Вас услышать о том грандиозном мероприятии, которое состоялось в Москве с 15 по 18 июня. С какой целью был организован пресс-тур в связи с 20-летним юбилеем «Лаборатории Касперского»? Насколько Вы, как главный хозяин юбилейного мероприятия, довольны? И, наконец, каких новостей ожидать потребителям продукции Вашей компании?

- Я рад, что мы стали партнёрами этого зрелищного события и подарили всем любителям технологий столь масштабный городской праздник. Мы всегда считали себя в хорошем смысле гиками — то есть людьми, увлеченными необычными вещами, наукой, всем новым, инновационным, прорывным. У нас за плечами 20 лет работы и опыта, но, как и у людей, я считаю, что это лишь начало – пора юности, неуёмной энергии, желания свернуть горы и изменить мир. 


Заза Сванадзе 

კომენტარები: